Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

Когда страх помогает выжить

Когда страх помогает выжить
Фото РИА "Новости"
Говорят, каждый день рано или поздно становится исторической датой. 32 года назад, 15 февраля 1989 года, завершился вывод советских войск из Афганистана. Накануне Дня защитника Отечества РИА "SM-News" вспоминает самую длинную войну в истории СССР глазами ее очевидца.

Кино учит нас определенному образу героя: немногословный персонаж со стальным взглядом, в любую секунду готовый к бою. Настоящие герои – другие. Живущие среди нас, они не привлекают внимание суровым видом или рассказами о невероятных поворотах своих судеб. Тем больший интерес они вызывают, когда узнаешь – чаще всего от других – через что они прошли и что пережили. Один из них – подполковник запаса КГБ СССР (ФСБ) Александр Вениаминович Буруцкий.

Герои в мечтах и наяву

Истории о разведчиках-героях, готовых положить жизнь на служение Родине, вдохновили не одно поколение советских, а потом и российских мальчишек. Служба в органах государственной безопасности привлекает юные горячие сердца во все времена. Буруцкий не был исключением.

– Я воспитывался на таких книгах, как «Подвиг разведчика», «По тонкому льду», много читал о Рихарде Зорге, – говорит Александр Вениаминович. – Это не могло не сказаться на выборе своего будущего пути.

Отслужив в пограничных войсках – полгода «учебки» во Владивостоке, полтора года службы в Латвии – Александр поехал домой. Проездные дембелям дали только до Тюмени, тогда как Буруцкий и еще несколько ребят жили в Нижневартовске. Прибыв в областную столицу, они отправились в военкомат, откуда их направили в местное управление КГБ. Здесь и проявилась натура Александра: пока одни мечтают, другие воплощают мечты в реальность.

– Меня тянуло попробовать себя в органах госбезопасности. Страшно было: тогда казалось, здесь работают этакие небожители, – вспоминает Буруцкий. – Но я ж дембель. Спросил: как можно к вам устроиться?

Александру ответили, что такая возможность имеется и пригласили к Владимиру Демьяновичу Пульникову – бывшему первому секретарю Тюменского обкома ВЛКСМ, на тот момент работавшему уже в управлении КГБ. После разговора Буруцкий заполнил анкету, написал заявление, поделился моментами автобиографии. А потом уехал в Нижневартовск. Через полгода его призвали в Тюмень на действительную службу в органы государственной безопасности. Так вопрос Александра стал первым шагом к его будущей работе в КГБ.

Александр Буруцкий поступил на службу в КГБ сразу после армии. Фото из личного архива А. Буруцкого

Сотрудник органов государственной безопасности – кремень. Ради дня сегодняшнего, ради будущего новых поколений он всегда готов к выполнению задачи. Вчерашний мальчишка, читавший роман о разведчике, однажды становится тем самым героем – уже в реальности.

– Работники органов госбезопасности – самые большие романтики, – глаза Александра начинают особенно сиять при этих словах. – Они каждую секунду жизни служат Родине. Их не касаются проблемы, препятствия, у них есть конкретные задачи. А есть задача – ее нужно выполнить. Родина превыше всего. Неважно, пандемия сегодня или чума, главное – защитить Отечество, и мы его защищаем. Меня, романтика, на место поставил Афганистан.

Когда страх помогает выжить

В 1980 году Буруцкий окончил Высшую школу КГБ СССР имени Дзержинского. Потом – годичный спецкурс в Первом главном управлении КГБ СССР (ныне Служба внешней разведки РФ). 23 августа 1983 года он прибыл в Кабул в качестве советника Комитета государственной безопасности Демократической Республики Афганистан. На войне он пробыл два года.

– Гагарин полетел в космос старшим лейтенантом и в этот же день вернулся майором. Я поехал в Афганистан старшим лейтенантом и через два года пришел майором, – с присущим ему, кажется, в любой ситуации юмором начинает рассказ о своей Афганской войне Александр Вениаминович.

Его младшему сыну тогда не было даже двух лет.

Можно долго вести исторические дискуссии, рассуждать об Афганской войне, зная о ней лишь из фильмов и книг – что было, как и зачем. Защитники страны не рассуждали. Они доказывали свою преданность Родине делом.

– Мы шли в Афганистан с благими намерениями. Начали создавать экономику, поставлять топливо, продукты, медикаменты, обучать в школах, обучать партийному, комсомольскому строю, ловить преступников… Мы учили молодые революционные подразделения защищать национальную безопасность Афганистана. Учили основам оперативной деятельности, контрразведки, правовым основам, укрепляли сознание. Также помогали нашим советским подразделениям получать оперативную информацию, – перечисляет Буруцкий.

32 года назад завершился вывод советских войск из Афганистана. Фото: interaffairs.ru

Когда слушаешь воспоминания людей, побывавших на войне, по-обывательски ждешь момента, когда повествование дойдет до рассказов о самых опасных ситуациях, самых запомнившихся случаях… Забывая, что на войне каждый момент – опасный. Вдруг понимая это, задаешься вопросом: а как тогда справляться со страхом, если страшно всегда?

– Преодоление страха – самая личная история, – говорит Александр Вениаминович. – Ведь самое страшное – когда люди перестают бояться. Страх – это хороший стимул внутри человека. Он мобилизует, заставляет осторожничать, думать: куда ступить, что сделать. Раньше относился к нему как к пороку. А потом осознал, насколько он помогает. Считаю, он и помог выжить.

Фото: РИА Новости

В задачи Буруцкого (который работал под именем Искандер) входили регулярные встречи с источниками информации. Не всегда это были приятные встречи с людьми, которым можно было доверять. И каждый раз было страшно. А не сегодня ли тебя возьмут? Жуткая правда войны: головы советских воинов в Афганистане имели свою цену. Чем выше по званию – тем выше сумма. Тем более головы сотрудников КГБ.

– У нас как было: если где-то одного зацепили, в плен забрали, времени на раздумья нет. Не надо было спрашивать разрешения, ждать танков для подкрепления, чтоб спасти товарища, офицера или гражданского. Нужно было вытащить человека из плена – мы должны это сделать. Всем страшно, но об этом некогда думать, идешь и делаешь.

Не было времени на долгие раздумья, когда молодых ребят отправляли на опасные задания. Когда внезапно под командование дают группу танков, БТРов, БМП, «шилок» – зенитных орудий и 150 солдат в придачу. Нам, «гражданским», сложно даже представить подобную картину. А защитники Отечества вроде Буруцкого рассказывают об этом без капли самолюбования, а только – с самоиронией.

– Юмор, порой опасный, очень спасал, – говорит Александр Вениаминович.

Свою пулю не услышишь

В основные задачи Буруцкого входило контрразведывательное обеспечение важных объектов. Александр Вениаминович был ответственен за отрезок трассы от границы Афганистана до Кабула, электростанцию и фабрику по переработке фруктов. Важной задачей была защита тоннеля Саланг. На близлежащей территории действовала группировка Ахмад Шаха Масуда.

Постоянным местом дислокации был Баграм, где, как и в Кабуле, находится крупный аэропорт.

– Мы жили в четырех пятиквартирных коттеджах, – вспоминает Буруцкий. – Была вода, электричество, канализация. Внизу холл, наверху две спальные комнаты, есть балкон. Великолепные условия. Некоторые наши советники жили с семьями. Я проживал один: в любое время суток ко мне могли прийти с важной информацией.

В феврале 1984 года Буруцкий собрался на 15 дней в отпуск. Перед отъездом, как полагается, все собрались у старшего группы. Он проживал в коттедже, где проводились важные совещания, по десятку раз за день сюда приходили советники, передавали, перепроверяли и анализировали информацию. Собрались и в тот вечер. В 4 утра у Буруцкого был самолет, и, попрощавшись с коллегами, ставшими боевыми товарищами, он отправился спать. Остальные вышли на перекур. В это самое время в коттедж прилетел реактивный снаряд.

– Встал прямо в кровлю, хвостом торчит, – говорит Александр Вениаминович. – Мне потом рассказали, когда уже из отпуска вернулся. Вот так пронесло на волосок от гибели, не отправься я спать.

Александр Буруцкий вернулся из Афганистана в звании майора. Фото из личного архива А. Буруцкого

В Афганистане Буруцкий постоянно носил кожаную фуражку. Она была прострелена в двух местах.

– Как-то возвращались с Чарикара (город в Афганистане, прим. ред.). Там были разные встречи, немного задержались. В это время нас обстреляли «духи». Стрельба, свист… А если что-то просвистело – значит, не твое. Ты свою пулю не услышишь.

Александру Вениаминовичу довелось стать свидетелем еще одного непривычного обывателю явления.

– А за водой как мы ездили? 10-12 километров по асфальту, потом 10 километров по полевой дороге, настолько пыльной, что у тебя волосы ежиком встают от пыли. Как раз там арык с водой. Ездили на БТРе, на нем двигатель от ЗИЛа, вода испаряется и постоянно надо доливать, чтоб охлаждался. Подъехали мы на броне: советники, переводчики, стрелок-радист. Водитель пошел спускаться к арыку. Наблюдаем сверху: пытается ведром зачерпнуть, а воды нет. Он пробует еще – нет воды. Все ниже спускается, и раз на него целый вал воды! Автомат ему протянули, вытянули бедолагу. Землетрясение было.

Фото из личного архива А. Буруцкого

Второй раз Буруцкому довелось поехать в отпуск уже на 30 дней в августе 1984-го. После этого отпусков во время пребывания в Афганистане уже не было. Летом часто снились цветные сны и запах моря.

Уроки войны

Интересное наблюдение: те, кто побывал на войне, те, кто могут многое поведать о своей опасной службе, те, кому действительно есть, что рассказать – никогда не ставят во главу повествования свои собственные подвиги. Они говорят «мы».

– «Я» там было на последнем месте. В Афганистане только МЫ. Команда важнее, чем личные обиды и заморочки, – говорит Александр Вениаминович. – Это воспитало в нас высшую ценность. Там были очень честные отношения между своими. Знали, что никто не сделает подлость.

За отважную службу Александра Буруцкого наградили боевыми орденами: «За храбрость» и Орденом Красной Звезды, афганской медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», нагрудным знаком СССР «Воину-интернационалисту». Вместе с памятными реликвиями и различными материалами из Афганистана его награды 25 лет хранились в музее ФСБ.

Фото: РИА “Новости”

Сейчас вместе с другими знаками отличия заслуженные ордена и медали украшают китель Буруцкого. 25 мая 1991 года завершилась его служба: он ушел в запас в звании подполковника, пройдя путь от рядового стрелка до начальника подразделения КГБ СССР по Тюменской области.

– Пришедший с Афгана знает цену жизни, – в голосе и взгляде человека, которого после рассказа воспринимаешь совершенно иначе, совсем нет пафоса или гордыни. Ему веришь.

Как веришь и в то, что настоящих героев среди нас много. Тех, благодаря кому не приходится думать о цене жизни, а просто жить, наслаждаясь мирным небом над головой. Спасибо вам, защитники Отечества!

Яндекс.Метрика